05.03.2019

Торговля с иностранцами - привилегия москвичей

Торговля с иностранцами - привилегия москвичей

Торговля русских купцов XVI - XVII столетиях была стеснена во всевозможных направлениях. Стеснял ее царь своей первой куплей, своими монополиями, своей широкой торговой деятельностью. Стесняли ее коммерции-советники царя, царские гости своими привилегиями и притеснениями рядовых купцов. Стесняли ее, наконец, иностранцы, продававшие и покупавшие товары, перебивая торговлю у русских купцов.

Бороться с первым торговцем — царем, как и с его гостями, купцы были бессильны. Гораздо легче им было вступить в борьбу с иностранцами, которые являлись в то же время иноверцами. Здесь на их стороне было и общее недоверие к иноплеменникам, и сочувствие со стороны церкви, а если им удавалось убедить и правительство в том, что образ действия иностранцев наносит ущерб казне, сокращая ее доходы, то им была обеспечена и его помощь. Правительству нужны были, правда, иностранцы, слишком решительно поступать с ними было опасно. Необходимо было считаться с тем, не будет ли "оттого с немецкими государствы у московского государства нелюбья", приходилось избегать крутых мер, "чтоб тем иноземцев заморских не отогнать". Но, с другой стороны, правительству ясно было, что и при значительных ограничениях иноземцы все же извлекают слишком большую прибыль из торговли с Россией, слишком заинтересованы в ней, чтобы могли отказаться от этой торговли. На стороне правительства было и старинное гостиное право, осуществления которого требовали русские купцы.

Прежде всего, русские купцы настаивали на недозволении иностранцам торговать в розницу, требуя осуществления этого основного принципа гостиного права. Это запрещение мы находили в договорах уже в Полоцке в 1406 и 1498 годах. И, по-видимому, оно существовало в известной форме и в Новгороде. Такой же порядок, согласно обычаю, сохраняется и в Московском государстве, хотя общего закона относительно запрещения розничной торговли иностранцам, предшествующего Новоторговому уставу 1667 года, не было.

Но иностранные купцы то и дело нарушали это запрещение. То, что  такие злоупотребления имели место видим из жалоб русских купцов, недовольных тем, что иностранцы торгуют в розницу. В указе 1627 года читаем, что "били челом московские и казанские и ярославские и нижегородцы и косторомичи и вологжане и всяких городов гости и торговые люди на галанцев (голландцев) и на амбурцов (гамбургцев) и на барабанцов (брабантцев) и на иных торговых немец". Жалобы, следовательно, идут со всех концов земли русской на всевозможных иностранцев, ибо эти "торговые немцы", под собирательным названием которых разумелись купцы всевозможных национальностей, продают товары не оптом — не "местным делом", а портищами, аршинами, полупудами и гривенками. В 1652 году новгородский гость Василий Стоянов и "все новгородцы торговые люди" просят, чтобы государь их пожаловал — "велел им дать свою государеву грамоту, чтоб неметцким свейским (шведским) и любским (любекским) и иных земель иноземцом торговым людем в великом Новгороде и в пригородех и в уездех по селам и по погостам и по деревням и по всяким уездным ярманкам врознь товаров своих русским людям продавати и у русских людей товаров всяких врознь покупать не велеть, а велеть бы им всякие товары продавать и покупать в Великом Новгороде у посадских торговых людей свалом, а не врознь". Одновременно челобитная была подана и вологодскими купцами. Они били челом царю на голландцев, которые не столько продают, сколько покупают товары мелкими статьями, притом не у местных посадских людей, а на площади у приезжих крестьян с возов — скупают и мягкую рухлядь, и мясо говяжье и свиное, и окорока, и языки, и сало, и пеньку, и рогожи, и кули, и многое другое.

Закрепил и придал форму общего закона этому запрещению Новоторговый устав 1667 года, статья 42 которого гласит: "На Москве и в городах всем иноземцом никаких товаров врознь не продавать; а будет учнуть врознь продавать, и те товары имать на великого государя". А статье 82 сверх того прибавляет: "И по ярмонкам им ни в которые городы с товары своими и с деньгами не ездить и прикащиков не посылать". Последнее сделано, очевидно, для предупреждения закупки товаров в розницу, ибо и она вызывала много неудовольствия.

Но челобитные купцов не ограничиваются борьбой с иностранцами. Архангельские посадские люди в 1670 году приносят жалобу уже на волостных крестьян, которые, по их словам, приезжают к Архангельску и продают товары и лес порознь, а не оптом, а иные приезжают с рыбой и мясом и продают врознь, а сами ни податей городских, ни служб не несут. "Вели, государь, — заключает челобитная, — продавать им оптом нашим посадским тяглым людям, чтоб нам сиротам твоим достальным людишкам без промыслов в конец не погибнуть и врознь не разбрестись".

Таким образом, посадские люди возмущаются уже не только розничной торговлей иностранцев, но даже намерены воспретить ее своим же приезжим крестьянам, доставляющим продукты из пригородных сел. Монополия торговли предоставляется горожанам, местным торговым людям — только у них иностранцы могут закупать товары для сбыта их за границу, только им они могут продавать привезенные из других стран товары. Непосредственные сношения с кем бы то ни было, будь то потребители или производители, , минующие местных посадских людей, иностранным купцам строго заказаны. Но по той же причине они не могут торговать между собой — торговля гостя с гостем нетерпима. Но нетерпима и торговля иноземцев с приезжими русскими купцами; англичане, голландцы, шведы не могут в Москве продавать своих товаров приезжающим туда новгородцам или ярославцам, в Костроме — казанцам или вологжанам, как не могут покупать привозимых последними товаров. Получалось как будто всякий, кто не отбывал податей и служб в Москве являлся  для Москвы иностранцем. Но с единством Московского государства, объединившего под своим скипетром многочисленные русские княжества, такое положение весьма плохо мирилось.

Новоторговый устав 1667 года узаконил и подтвердил то, что и раньше практиковалось. В нем прежде всего говорится: "Учинить заказ крепкой, чтоб иноземец с иноземцем никакими товары не торговали и не продавали и не меняли, понеже великому государю в таможнях в сборех его великого государя казне чинятся большие недоборы, а русским людем в торгах их помешка и изнищение чинится; и будет иноземцы меж себя учнуть торговать, а сыщется про то допряма: и те товары взять на великого государя" - статья 63. Но это правило статья 60 распространяет и на торговлю с русскими купцами: "А чтоб иноземцы приезжим торговым людем товаров своих не продавали и у них ничего не покупали"; причем прибавлено ясно: "А продавали бы в тех городах купецким людем того города, в коих они станут торговать, а у них також товары всякие покупали, а не у приезжих". Мало того, установлено, чтобы "и подрядов и записей иноземцы с приезжими людьми никаких не чинили и тем у тех московских и городовых купецких людей промыслов не отымали". А в статье 61 прибавлено: «А московским купецким людем в порубежных во всех городех и на ярмонках торговать с иноземцы всякими товары вольно». Следовательно, для москвичей сделано исключение — они не подводятся под категорию чужих и на них гостиное право не распространяется. В противоположность купцам прочих городов они и в других городах являются равноправными местным жителям, хотя тягла посадского там не несут. Конечно, речь идет только о порубежных городах. Но ведь вся торговая деятельность иностранцев сосредоточивалась с одной стороны, в Архангельске и прочих порубежных городах, к которым в отношении восточных народов приравнивалась Астрахань. А с другой стороны, в Москве. Разрешения приезжать в Москву и иметь там свои дворы иностранцы особенно добивались. Так что москвичи, имея возможность торговать с ними и тут и там, ни в чем ограничены не были. Вся тяжесть запрета торговли с иностранцами падала на купцов других городов. Они не могли торговать с ними ни в Москве, ни в порубежных городах. А только в случае, когда иностранцы приезжали к ним и там закупали товары или сбывали свои продукты и изделия. Получалась особая привилегия для москвичей в ущерб купцам всех прочих городов. Иностранная торговля становилась монополией московских гостей и торговцев, а также купцов порубежных городов.

Источники:

1. Полное Собрание Законов Российской Империи : Собрание первое : С 1649 по 12 декабря 1825 года. - СПб. : Тип. 2-го Отд-ния Собств. Е.И.В. Канцелярии, 1830.

2. Кулишер Иосиф Михайлович. Очерк истории русской промышленности. - Петроград: Тип. К.-О. Петрогубпрофсовета, 1922.

3. Мулюкин А.С. Очерки по истории юридического положения иностранных купцов в Московском государстве - Одесса: Типография «Техник», 1912.

4. Огородников С. Ф. Очерк истории города Архангельска в торгово-промышленном отношении. - СПб.: Тип. Морского Министерства. 1890.

Партнеры
http://рспп.рф
http://www.opora-credit.ru/
http://digitaloctober.ru/
http://www.realogic.ru/
https://www.brainity.moscow/
 https://netology.ru/
http://www.mbastrategy.ru/
http://franshiza.ru/article/partner/
http://marketing-magazine.ru/
https://www.prostoy.ru/