10.11.2019

Строгановы в Усолье Пермском

Строгановы в Усолье Пермском

На правом берегу широкой и полноводной Камы против крупного уральского города Березняки раскинулся небольшой старинный городок Усолье. Своим возникновением и названием (прежде - Новое Усолье) городок обязан добывающейся здесь поваренной соли. Это бывшая вотчина крупнейших русских купцов и промышленников Строгановых - сперва именитых людей, а потом баронов и графов.

Усолье - это один из этапов обширной и энергичной торгово-промысловой деятельности Строгановского дома, тесно связанной с развитием солеваренной промышленности на Руси. Начало ей было положено в 1515 году, когда молодой и мало кому известный Аника Строганов на впадающей в Вычегду реке Усолке, у озера Солонина, поставил первую соляную варницу.

В дальнейшем бешеная энергия, трезвый расчет и железная хватка опытного хозяйственника привели к быстрому развитию солеваренных промыслов на Вычегде и энергичному росту выросшего около них поселка, получившего затем название Сольвычегодска, ныне город в Котласском районе Архангельской области. Внимание Аники Строганова привлекли также "леса черные, речки и озера дикие, островки и наволоки пустые" обширного Пермского края, где можно "соль варити, пашни пахати, зверя и рыбу ловити". Челобитные на этот труднодоступный и малоизвестный район от имени сыновей Аники Строганова были удовлетворены. Скупой и суровый делец, до старости носивший кафтаны, оставшиеся от отца и деда, Аника Федорович Строганов был хитрым и тонким политиком, умевшим ладить и с пермским владыкой и с самим Иваном Грозным. Достичь намеченной цели ему не стоило больших трудов. И если жалованной грамотой 1558 года за Строгановыми было закреплено 3 415 840 десятин (3760 тысяч гектар) земли по реке Каме, то в 1566 году, когда Строгановы вступили в опричнину, учрежденной годом раньше, к ним прибавляется площадь в 4 129 217 десятин (4516 тысяч гектар) в районе реки Чусовой. В этих обширных владениях Строгановы имели право строить города и заводить соляные варницы, ставить остроги и держать в них крупные и мелкие орудия, принимать на службу пушкарей и нужных им людей.

После смерти в 1570 году Аники Федоровича Строганова, его сыновья Яков, Григорий и Семен получили в наследство не только город Сольвычегодск, ставший уже одним из крупнейших центров русского севера, успешно конкурировавшим с Великим Устюгом в его торгово-промысловой деятельности, но и огромную территорию, простиравшуюся по бескрайним просторам Вычегды, Камы и Чусовой.

Возрос и авторитет Строгановых, унаследовавших от отца хозяйственную смекалку и предприимчивость. Они вершили суд от имени московского царя, по поручению правительства следили за предпринимательской деятельностью "английских немцев" и вели всевозможные закупки, удовлетворяя прихотливые нужды государева двора. Их деятельность была энергичной и целеустремленной. Они имели торговые склады во многих городах Поморья и во внутренних областях страны, посылали в зауральские пушные районы скупочные партии, выменивали на обыкновенную обиходную утварь и дешевые заграничные безделушки ценные сорта меха у малоискушенных и доверчивых жителей

"Аниковичей" можно было встретить всюду, где кипела деловая жизнь и шел торг. Диапазон их интересов был чрезвычайно широк, а материальные возможности почти неограничены. Подобно отцу, они тратили огромные средства на постройку и украшение храмов, обставлявшихся с царственной роскошью, собирали рукописные и печатные книги, составляли собственные библиотеки, заказывали иконы у лучших государственных изографов, делали богатые вклады в соборы и церкви и организовали в родовом Сольвычегодске художественные промыслы, сделавшие его одним из центров древнерусской художественной культуры. Все это стало впоследствии как бы традицией обширного Строгановского дома, занимавшегося политикой, широкой промысловой деятельностью и меценатством.

В начале XVII века, когда начался повсеместный поиск железных, медных, золотых и серебряных руд, Строгановы также приступили к разработке рудных ископаемых. Однако выварка соли из подземных соляных рассолов, образовавшихся в результате попадания пресной воды на подземные соляные пласты, по-прежнему составляла основу их промысловой деятельности. Они вываривали ее не только на Вычегде, но и на Каме, где по берегам не больших впадающих в нее рек уже существовало много соляных промыслов, принадлежавших Григорию Аникеевичу — родоначальнику пермской линии Строгановых. Большая их часть была создана во второй половине XVI века и находилась в Орле-городке (среди коми-пермяков был известен как Кергедан), основанном знаменитым Аникой Строгановым в 1564 году. Владея этими промыслами, внук Аники Федоровича — Никита Григорьевич Строганов — получал с них немалые прибыли. В 1606 году у Никиты Строганова в непосредственном соседстве с Орлом-городком и появился новый соляной промысел, названный Новым Усольем.

В 1619 году после смерти Никиты Строганова слобода Новое Усолье (Усолье Никитинское) перешла по наследству к его двоюродным братьям — Андрею и Петру Семеновичам Строгановым — и сделалась одним из лучших строгановских промыслов. Судя по Писцовой книге 1624 года, в ней было тогда пять дворов, 12 человек жителей и восемь соляных варниц, которые вместе с другими строгановскими варницами на правом берегу Камы приносили доход, намного больший, чем все посадские варницы Соли Камской.

В январе 1626 года Строгановы поделили между собой Новоусольский соляной промысел. Наряду с варницами, амбарами и соляными сараями были разделены также новоусольские работные люди с числившимися за ними долгами.

После смерти Максима Максимовича Строганова в 1627 году произошел раздел и его части соляных варниц Нового Усолья. В это время промыслами Строгановых заинтересовались крупные торговые люди — гости Григорий Леонтьев Никитников и Василий Григорьевич Шорин, а также гостиной сотни торговый человек Яким Сергеев Патокин; они попытались захватить часть доходчивого новоусольского соляного промысла, принадлежавшую Ивану Максимовичу Строганову, не имевшему хозяйственной хватки, столь характерной для его дяди, но это им не удалось. Промыслы Нового Усолья остались за Строгановыми. В 30-х годах XVII века они почти целиком сосредоточили здесь свою промысловую деятельность, ликвидировав малодоходное производство соли в Орле-городке. К тому времени Новое Усолье превратилось в крупный поселок, а Строгановы также продолжали оставаться единственными хозяевами Нового Усолья, оказывая существенное влияние на его развитие. Расширению поселка не помешал даже страшный пожар 1680 года, уничтоживший дворы многих крестьян и бобылей. Им, однако, воспользовался Григорий Дмитриевич Строганов. Безжалостно обирая своих родственников, он к середине 80-х годов XVII века сумел сосредоточить у себя в руках все новоусольские соляные промыслы и стать их единственным владельцем. Сорок четыре соляных варницы работало у него в Новом Усолье. Всего же жадный предприниматель сконцентрировал у себя в руках 162 соляных варницы Усольского уезда. Он превратился в крупнейшего солевара не только Пермского края, но и всей страны. В начале XVIII века ему принадлежала территория в 63 897 квадратных верст — вдвое большая, нежели площадь Голландии того времени. Таких обширных владений, кроме Григория Строганова, не было ни у кого в России. Смелый и решительный, он не останавливался ни перед какими затратами для достижения намеченных целей. Это был самый состоятельный человек государства, сумевший не только сосредоточить в своих руках огромные фамильные богатства, разошедшиеся после смерти Аники Федоровича Строганова по нескольким ветвям строгановского рода, но и намного их приумножить. Ядовитые поговорки вроде "Богаче Строганова не будешь" или же "Не тряси берегом: Строганов соль весит", сложившиеся в пермских землях на рубеже XVII—XVIII веков, прекрасно характеризовали его общественное положение и материальное благополучие. Собирая старинные рукописные книги, коллекционируя иконы и увлекаясь церковным песнопением, Григорий Строганов на свои средства построил не один храм: каменный собор Введенского монастыря в Сольвычегодске, где находилось его старое родовое гнездо, возвел Казанскую церковь в Устюжне и заложил Богородицкую церковь в Гордеевке под Нижним Новгородом, где была его вотчина и постоянное местожительство. По его заказу расписывались храмы, резались иконостасы и писались иконы.

Григорий Строганов был человеком нового склада: он всеми мерами развивал торговые связи своего дома со странами Западной Европы, пользовался расположением царя Алексея Михайловича и энергично поддерживал решительные государственные преобразования молодого Петра I, являясь его сподвижником. Нередко писал ему письма, не стесняясь высказывать в них свое мнение и давать советы. Будучи в Воронеже, Григорий Строганов подарил Петру I два хорошо оснащенных военных фрегата, и  два военных судна во время их совместного посещения Архангельской корабельной верфи. Крупнейший промышленник и купец строил эти корабли на свои средства, не стесняясь с затратами. Петр I с уважением относился к Григорию Строганову, он ценил его деловые качества, оказывал ему особое внимание и крестил даже его второго сына.

Именитый Григорий Дмитриевич Строганов был первым человеком в государстве, полное имя которого произносилось и писалось с приставкой "вич". Он часто выезжал из Гордеевки и наездами бывал не только в Сольвы- чегодске, но и в Новом Усолье.

После 1703 году Григорий Строганов стал бывать на Каме значительно чаще, чем раньше, и по долгу задерживался в Новом Усолье. Это была его лучшая и самая любимая вотчина, куда он переводил крестьян из всех других своих обширных владений, в том числе и из Сольвычегодска, пользовавшегося его расположением. И в то время, как прорубив "окно в Европу", Петр I лихорадочно строил на Неве морскую гавань страны и ее новую столицу, Григорий Строганов стал подумывать о перестройке Нового Усолья. Здесь находились его основные солеваренные предприятия, дававшие ему немалую долю дохода, и сюда же он хотел перевести административный центр управления всеми своими пермсними вотчинами.

Дальновидный и прозорливый делец не мог не учитывать и того, что в двенадцати верстах от Усолья, на реке Яйве, в устье реки Насадки, находились его "плотбища"—судостроительные верфи,— где ежегодно строилось от 12 до 15 солевозных судов, грузоподъемностью в 60—70 тысяч пудов, а на Урале уже работали первые чугуноплавильные и железоделательные заводы, дававшие стране в годы Северной войны (1700—1721) пушки, мортиры, гаубицы, ядра, бомбы и картечь, транспортировавшиеся к театру военных действий по Каме, мимо Усолья, на его же судах. Григорию Строганову хотелось быть ближе к Уралу, где формировался крупный металлургический центр, жизненно важный для государства.

На склоне лет Григорий Строганов вновь посетил Новое Усолье и внимательно осмотрел поселок, насчитывавший в 1715 году 327 домов и 1635 человек жителей. Он побывал на его Верхних и Нижних промыслах, где действовало 43 соляных варницы, посетил Казанскую деревянную церковь, стоявшую в центре поселка, и облюбовал место для своего нового дома, где он предполагал провести остаток жизни. Тогда же в Новом Усолье близ берега Камы была поставлена каменная часовня Спаса Убруса, как бы закреплявшая его градостроительные наметки. Но смерть Григория Строганова в ноябре 1715 года (на шестидесятом году жизни) помешала осуществлению задуманного мероприятия.

Похоронив мужа в Никольской церкви близ своего московского дома на Швивой горке в Котельниках, вдова Григория Строганова — Марья Яковлевна, взяла в свои руки управление всеми строгановскими вотчинами. Ее усердным помощником стал старший сын Александр, по воле матери совершивший в 1720 году полугодовой "инспекторский" объезд всех своих Сольвычегодских и Пермских владений. В результате сольвычегодские варницы были закрыты как обветшавшие и убыточные, а новоусольские — признаны доходными и перспективными. Вместе с закрытием архангельской морской торговли, перенесением сибирского пути с Вычегды на Каму и усиленным развитием промышленности на Урале это имело существенное значение для дальнейшей судьбы Нового Усолья.

В 1722 году, когда Сергею Григорьевичу Строганову и его братьям Петр I пожаловал звание баронов, поднявшее их престиж на еще большую высоту. Вспомнили братья идею отца о перестройке Нового Усолья; создание собственной резиденции на Каме соответствовало их планам и отвечало новому, еще более высокому и почетному званию. Петровский указ 1714 года о запрещении каменного строительства во всех городах империи, изданный в целях скорейшей застройки Петербурга, не был для них препятствием, и отцовская идея получила вскоре свое воплощение.

В 1724 году "иждивением" барона Сергея Григорьевича Строганова в Новом Усолье на берегу холодной Камы, являвшейся для строгановских судов с солью основной транспортной магистралью, в непосредственной близости от каменной часовни Спаса Убруса была заложена монументальная Спасо-Преображенская церковь. Одновременно братья Строгановы начали строительство и собственного каменного дома в Новом Усолье. Таких строительных работ поселок ранее никогда не видел.

Так в Новом Усолье, на самом высоком месте поселка, не раз затапливавшегося в сильные разливы, вырос крупный, стилистически единый архитектурный ансамбль, великолепие которого зримо охарактеризовало могущество и беспредельное богатство крупнейших русских промышленников и землевладельцев первой половины XVIII века. Таких ансамблей не было не только в Пермском крае, но и далеко за его пределами. Его появление явилось значительным событием в истории поселка. Возобновление вольной продажи соли в 1727 году способствовало успешному завершению работ по созданию его построек. Словно сказочный замок, стоял тогда на острове монументальный строгановский ансамбль, резко изменивший художественный облик Нового Усолья.

В 1731 году, когда заканчивалось строительство новоусольского строгановского ансамбля, вольная продажа соли в стране была отменена. Сдача ее в казну по "уговорным статьям" сказалась вскоре на доходах Строгановых, объем солеваренной продукции которых доходил до трех миллионов пудов и год. После смерти матери в 1733 году не стало и полного согласия между братьями. Разделив в 1747 году пермские фамильные имения, они в 1749 году поделили и все принадлежавшие им соляные промыслы. Позднее, когда промыслы Нового Усолья были уже собственностью их сыновей, ими заинтересовался состоятельный персидский армянин Лазарь Назарьевич, переселившийся в Россию в начале столетия. Получив большие привилегии от Екатерины II за преподнесение крупного алмаза, украсившего одну из императорских корон, Лазарев в 1771 году арендует Нижние соляные промыслы Нового Усолья, а в 1778 году, получив звание российского дворянина, полностью покупает их у графа Григория Николаевича Строганова.

Тогда же право собственности на Новое Усолье имели сенатор Всеволод Алексеевич Всеволожский, в 1773 году купивший промыслы Александра Сергеевича Строганова. Позднее, в 1784 году, им стали владеть также Михаил Александрович Голицын и Борис Григорьевич Шаховский, женатые на дочерях Александра Григорьевича Строганова. Это существенно сказалось на судьбе Нового Усолья. Его расширению в конце XVIII века не помешал даже перенос управления уральскими вотчинами Строгановых в 1781 году в прикамское село Ильинское на Обве, ставшее в ту пору главной строгановской вотчиной.

Пожар 1809 года, испепеливший Новое Усолье почти из конца в конец, вопреки ожиданиям дал новую жизнь этой строгановской вотчине. Но уже без Строгановых.

Источники:

1. Косточкин В.В. Чердынь. Соликамск. Усолье. - М.: Строиздат, 1988.

2. Икосов П. С. История о родословии, богатстве и отечественных заслугах знаменитой фамилии г.г. Строгановых, сочинена в 1761 году. - Пермь: изд. В. Шишонко, дир. нар. училищ Пермск. губ. ..., 1881

Партнеры
http://рспп.рф
http://www.opora-credit.ru/
http://digitaloctober.ru/
http://www.realogic.ru/
https://www.brainity.moscow/
 https://netology.ru/
http://www.mbastrategy.ru/
http://franshiza.ru/article/partner/
http://marketing-magazine.ru/
https://www.prostoy.ru/