14.04.2020

О конфискации богатств

О конфискации богатств

Конфискации, введенные на Руси с давних времен в виде "взятия имений и животов на государя", весьма препятствовали прочному существованию значительных дворянских богатств. Конфискация владений и имущества опального вельможи и вообще всякого политического преступника была мерой обязательной.

Например, в  указе от 2 сентября 1689 года "О лишении князей Василия и Алексея Голицыных Боярского достоинства и всего движимого и недвижимого имения за самовольное внесение в Царский титул имени великой княжны Софьи Алексеевны, а Князя Василия сверх того за бесполезный поход против Крымского Хана" говорилось: "<...> отнять у них честь Боярство, сослать их в ссылку, и поместья их и вотчины и дворы Московские и животы отписать и раздать в раздачу, а людей их кабальных и крепостных, опричь крестьян и крестьянских детей, распустить на волю.

И по тому Великих Государей указу они в ссылку сосланы, Князь Василий и Князь Алексей с женами и детьми в Яренск, а после того из Яренска переведены в Двинский уезд в Волокопенежскую волость, а Леонтий Неплюев в Кольский острог, а поместья их и вотчины и дворы Московские и животы отписаны на Великого Государя и розданы в раздачу <...>".

Если бы свести итоги всех изъятий и конфискаций, то, по всей вероятности, можно утверждать, что именно посредством этой меры более всего было разрушено частных богатств в России. По прежним порядкам государственная опала должна была распространяться не только лично на одного виновного, но и на его семейство, которое лишалось всего принадлежащего и главе семейства, и его членам имущества как недвижимого, так и движимого. Затем, отобранное имение поступало в казну или в личную собственность государя. А иногда тотчас раздавалось другим лицам и притом таким нередко, которые сами и устраивали падение богатого вельможи.  Русская история изобилует случаями подобного неожиданного разрушения самых громадных богатств. Очень часто, сперва при московском, а потом и при петербургском дворе исподволь приготовлялась опала сильного и богатого чиновника не только из личной к нему неприязни, но и из желания поживиться отобранным у него имением. Нередко противники его, видя удачные «подкопы» под намеченную личность, составляли заранее челобитные об отдаче им той или иной вотчины будущего опального.

Казнь и ссылка богатого вельможи были своего рода праздником для других лиц - приближенных непосредственно ко двору или имеющих там своих милостивцев и покровителей. Немедленно после конфискации являлись челобитчики с просьбами о пожаловании им имения за верность и  службу. Вследствие конфискаций погибли состояния многих русских богачей: князя Хованского (казнён вместе с сыном князем Андреем Ивановичем как руководитель стрелецкого бунта в поддержку царевны Софьи), князя Голицына, князей Мышецких, князя Кольцова - Мосальского, князя Гагарина, Кикина, Лопухина, барона Шафирова, графа Толстого, князя Меньшикова, князей Долгоруковых и многих других.

При существовании конфискаций и указ Петра Великого о единонаследии в дворянских фамилиях не мог окончательно упрочить богатства знатных фамилий. Ближайшие ко двору лица чаще всего подвергались опале, а следовательно и лишались имущества, которое в этом случае не передавалось ближайшим наследникам. Манифест 18 марта 1714 года не сделал относительно этого никакой оговорки, и на практике после его опубликования конфискация шла своим чередом. В одном из указов Петра Великого было постановлено "поместья и вотчины преступников, посланных в ссылку с женами и детьми, отдавать не в род их, а просителям в раздачу". При этом, однако, допускалось отделение от конфискованных имуществ таких имений, которые принадлежали лично сыновьям и женам опальных, если они не были признаны виновными.  

Конфискация порой производилась быстрее, чем проходил суд над преступником, если к нему вообще прибегали. Граф Александр Данилович Меншикова  8 сентября 1727 года подвергся опале, лишён имущества, званий и наград - " послать, обобрав ево все пожитки, в Сибирь, в город Березов з женою и с сыном и з дочерьми".  Под арестом граф с 8 сентября 1727. А уже 19 декабря последовал "Проект Манифеста Императора Петра II с объявлением преступлений кн. А.Д. Меншикова против самодержавной власти и государства", где, в частности, оглашается: "Понеже князя Меншикова, сверх прежняго показались и являются еще важныя вины, того ради: все его, князя Меншикова, вотчины и поместья во всех великороссийских городах, отписать на Его и. в. и приписать к дворцовым волостям  <...> А ему, Меншикову, на пропитание, оставить Ораниенбург и к тому в прибавку, чтоб всех было до тысячи дворов". Но и того, к слову сказать, лишили.

Взятие имущества на государя казалось знати крайне несправедливой мерой и они пытались исправить такое положение. При избрании Бориса Годунова на царство они выдвигали ему требование без боярского приговора ни от кого не отнимать имений. При выдвижении на престол Анны Иоанновны среди ограничительных пунктов, выдвинутых императрице, была просьба об отмене конфискаций. Все прекрасно осознавали непрочность своих как личных , так и наследственных богатств.  Требования удовлетворены не были, и изъятия имущества продолжались.

Позднее Иван Иванович Шувалов в записке, поданной им императрице Елизавете Петровне "для памяти", предлагал установить "фундаментальные и непременные законы, и уверить и обещать перед Богом как за себя так и за наследников, свято и ненарушимо сохранять их". В этой своего рода конституции Шувалов поместил статью, по которой впадшее в преступление дворянство теряло бы только благоприобретенное, а не родовое имение, которое должно было переходить  к законным наследникам в таком же точно порядке, как перешло бы оно после смерти владельца.  Мысль Шувалова не была приведена в исполнение. Императрица Елизавета Петровна только ограничила прежние слишком широкие размеры конфискаций. При ней было указано - не конфисковать имений жены за преступления мужа, а также имения, принадлежащего самому преступнику, если оно было в законном порядке отчуждено им до совершения преступления. Конфискация существовала и при Екатерине II, но на практике она имела место только в Курляндии и польских провинциях. С изданием дворянской грамоты 11 апреля 1785 года конфискация имуществ у виновных дворян без суда была отменена. Император Павел намеревался восстановить ее, предполагая в 1800 году отобрать как недвижимое, так и движимое имение у графа Семена Романовича Воронцова и князя Платона Александровича Зубова, последнего фаворита Екатерины II.

К началу XX века по действующему законодательству конфискация допускалась только в некоторых случаях на основании особых высочайших повелений, в качестве чрезвычайной меры.

Источники:

1. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Первое. 1649-1825 гг. - СПб: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1830

2. Полное Собрание Законов Российской Империи : Собрание второе. : [С 12 декабря 1825 года по 28 февраля 1881 года] - СПб. : Тип. 2-го Отд-ния Собств. Е.И.В. Канцелярии, 1830-1885.

3. Карнович Е. П. Замечательные богатства частных лиц в России. - Санкт-Петербург : А.С. Суворин, 1885.

Ссылка на картинку к статье: https://fi.pinterest.com/pin/322077810843623267/

Статья также размещена в Яндекс.Дзен:                         

https://zen.yandex.ru/media/id/5e68cd419e1c584ed15f1bd0/o-konfiskacii-bogatstv-5e955ca8bfc9630fd0a33c9c

Партнеры
https://www.rea.ru/ru/org/managements/Pages/Biznes-inkubator.aspx
https://mbm.mos.ru/?utm_source=partners&utm_medium=ssilka_na_saite&utm_campaign=smallbusiness
https://rbcommunity.ru/
http://рспп.рф
http://www.opora-credit.ru/
https://www.brainity.moscow/
 https://netology.ru/
http://franshiza.ru/article/partner/
http://www.biblio-globus.ru/
https://www.mann-ivanov-ferber.ru/