10.11.2019

Из истории соляной монополии

Из истории соляной монополии

Одно из первых мест среди товаров, приносивших наибольший доход царской казне, на протяжении веков занимала соль. С ней мог поспорить лишь алкоголь. Первые упоминания о том, что русские князья используют дефицит соли для сбора денег с подданных, относятся еще к XII веку.

В житиях святых Печерского монастыря рассказывается о том, что в Киеве случился недостаток соли, и монахи решили помочь бедствовавшему народу из своих припасов, раздавая соль  для нужд их домашних. Раздавали даром всем, кто просил. И можно было видеть, как базар пустеет, а монастырь полон людьми, приходящими для получения соли. В Патерике Печерском написано: "Тогда воздвиг враг великую зависть в купцах, продававших соль на торгу, лишенных вдруг ожидаемых барышей. Ибо они рассчитывали в те дни приобрести за соль богатство всего мира, но сильно в этом ошиблись, потому что прежде продавали слишком дорого, потом уж никто не покупал и дешево. Собравшись вместе, все торговцы солью пришли к князю Святополку с жалобой на блаженного: "Прохор, черноризец Печерского монастыря, отнял у нас большие деньги: всех неотступно привлек он к себе за солью, а мы, платящие тебе подати, не можем сбыть своей соли и через него разорились". Князь же, выслушав их, замыслил две вещи - и прекратить их жалобы, и себе нажить денег. И решил он с советниками своими поднять цену соли, и, отняв ее у Прохора, самому быть ее продавцом через своих людей. И обещался он тем крамольникам: "Ради вас ограблю монаха". Мысль же о наживе своей он скрывал, желая угодить им, главным же образом готовясь из зависти ввести их в еще большие убытки - потому что зависть не может мириться с тем, что полезно для других. Святополк послал забрать всю соль <...>"

Настоятель монастыря игумен Иоанн принялся обличать бессердечие и корыстолюбие князя. Святополк и прежде  имел с игуменом вражду за обвинения в ненасытной алчности и в обидах народу. За что даже заточил игумена Иоанна в Турове, но, убоявшись навлечь на себя вражду благочестивого князя Владимира Мономаха, вскоре возвратил настоятеля с честью в Печерский монастырь.

А после того как пятью веками позже, при царе Алексее Михайловиче, прямые налоги заменили увеличением впятеро цены на соль, она стала так дорога, что пойманная в Волге рыба оставалась гнить на берегах. Ведь соленая рыба была главной пищей бедняков. В июне 1648 года в Москве поднялся бунт, который позже назовут Соляным. Начался он как мирное собрание, но в один миг переродился в кровавое и огненное безумство. К народу присоединились стрельцы. Десять дней пылала столица. Бунт кончился для власти и боярства относительно благополучно. Народу пообещали казнить непопулярных чиновников и снизить цены на соль.

С тех самых пор вопрос о соли и извлечению из нее доходов в казну стал более всего напоминать маятник. Когда нужда в деньгах становилась невыносимой, цену на соль поднимали до предела. А как только нарастало недовольство подданных, предпринимались разнообразные меры, чтобы снизить его накал.

Все российские самодержцы старались не потерять соляных доходов, но при этом и не вызывать недовольство народа. А подданные, в свою очередь, занимались подпольной выработкой соли, хотя за это им грозили суровые кары вплоть до конфискации имущества. Во все времена соль наряду с хлебом являлась предметом первой необходимости, на покупку данного товара население тратило значительные средства.

До 1705 года в России была вольная продажа соли. Правительство устанавливало цену на соль, выше которой продавать ее не разрешалось. В 1705 году  произошла реорганизация соляного дела. Петр I, озабоченный сбором средств на поддержание в боеспособном состоянии армии и флота и на ведение войн, ввел государственную монополию на торговлю солью. Обеспечение населения солью государство взяло в свои руки. 1 января 1705 года вышел указ Петра I "Именный - О продаже соли из казны, и статьи о поставке оной подрядами", в котором говорилось: "На Москве и городах, у всяких чинов людей, соль отписав,  продавать из казны; а у продаже быть выборным Головам и целовальникам добрым, за выборами, а над ними смотреть Бурмистрам; а впредь соль ставить в казну подрядом, кто похочет". Соль, отобранную у владельцев,  предлагалось продавать людям, избранным от городских сословий, по установленной свыше цене. Она определялась предельно просто: цена, по которой сдавал соль подрядчик, увеличивалась вдвое. Согласно указу размер аванса поставщику соли выдается в четверть оговоренной стоимости заказа и лишь в особых случаях может доходить до половины. Крупным поставщикам Петр сам установил сдаточные цены для городов, куда им следует доставлять соль. Он также назначил думного дьяка Автомона Иванова ответственным за соляное дело в России. Все риски убытков оставались на промышленниках, а государство лишь обещало издать указы о том, что прибрежные землевладельцы и воеводы при проходе по рекам стругов с солью не имеют права чинить им препятствий, облагать поборами и требовать взяток.

Доходы казны в результате значительно выросли вместе с ценами на соль, что вызывало народное недовольство. А когда собирать соляные деньги по всем городам и весям стало слишком хлопотно, продажу соли передали на откуп частным лицам, которые, отдав казне установленные выплаты, вели монопольную торговлю на оговоренной территории по собственному разумению. Это, естественно, способствовало только увеличению цен на соль. Недовольство росло. Но пока Петр I был жив, никто из его окружения не предлагал перемен в соляном деле, ибо многие из них прямо или косвенно участвовали в весьма прибыльных соляных откупах.

Но доминировал на соляном рынке светлейший князь Меншиков Александр Данилович. При малолетнем императоре Петре  II фактической властью обладали - сначала все тот же Меньшиков, а потом князья Долгорукие и Голицыны. И после падения первого фаворита перемены в соляном деле стали неизбежными. В последний день 1727 года указом двенадцатилетнего самодержца подданным империи даровали свободу от монополии на соль. Устав о соли - "Понеже Мы, Императорское Величество <...> повелели: Соляные промыслы и продажу соли, которая с 1705 года имелась токмо из Нашей Императорской казны, с предбудущего 1728 года во всей нашей Империи, для всенародной пользы, отдать в полную торговлю с платежом положенной пошлины, а казенную продажу и соляные откупы, где есть, оставить, и впредь оным не быть, и ни под какими вымыслами не вочинать, дабы верные Наши подданные купечество не токмо от служб при казенной соляной продаже бывших были свободны, но и капиталом, состоящим в соляном торгу и продажею и меною на соль прочих товаров размножая Коммерцию пользовались <...>".

Отмена с 1 января 1728 года государственной монополии на продажу соли способствовала оживлению торгово-предпринимательской деятельности российских купцов. Однако это привело к тому, что купцы значительно повысили цены на соль. И это обусловило сокращение объема покупок данного товара и снижение государственных доходов. Неудача вольной продажи соли была следствием недостаточного развития товарно-денежных отношений, монополизации крупным купечеством поставок соли, отсутствия широкого круга предпринимателей – торговцев, способных составить им конкуренцию. Поэтому с 1732 года снова вводится казенная продажа соли. В указе  от 10 августа 1731 года " О продаже из казны соли и подчинении Соляной Канторы в ведении Кабинета, о выборе для продажи соли голов и целовальников из купечества" было заявлено о несостоятельности вольной торговли солью, так как и казна значительно уменьшила сборы и купцы "по уездам народу соль продают ценою как сами хотят с тягостию". В указе подчеркивалась не допустимость завышения цены, обвеса, примесей из песка и прочего и было велено  "учинить заставы, чтоб тамошнии степные народы и другие обыватели оную соль мимо городов тайно не вывозили, и мимо казны не продавали". Соляными делами в это время всерьез занялись те, кто был непосредственным получателем прибылей от торговли солью - генералы. Они, к примеру, заботились об охране обозов, доставлявших соль с юга в центр страны и постоянно подвергавшихся налетам разбойников разного рода.

Однако настоящие разбойничьи налеты на соляные доходы пришлось отбивать императрице Елизавете Петровне. Она оказалась вынужденной оборонять этот доход казны, который стал остро необходимым из-за ведущихся больших и малых войн, прежде всего от нападений производителей соли, считавших себя обделенными прибылями и привилегиями. В правление Елизаветы Петровны Сенат был вынужден постоянно заниматься соляными делами и претензиями главных поставщиков соли баронов Строгановых.  В 1744 году,  " <...> в самом начале года Сенат и генерал-прокурор должны были обратить все свое внимание на большую беду для народа — недостаток в соли, потому что соль, шедшая из пермских Строгановских варниц, остановилась за мелководьем. 13 февраля тайный советник барон Строганов с братьями подал в Сенат доношение, чтоб правительство помогло им, ибо они потерпели убыток, именно: чтоб велено набрать 9500 рабочих, не упуская времени, а без такой помощи в поставке соли исправиться им невозможно, вольных рабочих людей с печатными паспортами достать нельзя. Стали торговаться; Строганов уступил, согласился, чтоб правительство дало ему 5000 рабочих, нарядив с обывателей за его жалованье <...> А между тем народ терпел недостаток в соли, увеличиваемый скупщиками из солдат, которые продирались первые к магазинам, оттесняя черный народ. <...> Сенат приказал: казенную соль в лавках продавать одному только крестьянству и прочим подлым людям целый день; солдатам из лавок не продавать. По городам отправлены были чиновники для открытия и преследования скупщиков".

На этом фоне начала принимать массовые масштабы самовольная выделка соли. Везде, где существовали соленые источники, пригодные для выпарки соли, обязательно находились умельцы, которые затевали подпольное производство соли. Ущерб, наносимый нарушителями соляной монополии, оказался настолько велик, что императрице пришлось идти на уступки. В 1752 году 15 июля она издала указ "О доносе в подлежащие места о продаже корчемной соли, и о зачете соляного сбора в число подушной подати". В "матеренном милосердии", как говорилось в указе, императрица соглашалась вычитать доходы, полученные от продажи соли, из прямого налога — подушной подати. Так что налог для каждого представителя податных сословий мог несколько снизиться. Однако взамен царица в указе предъявила подданным требование: "Ежели кто уведает, что в некоторых местах соль продают подвозную, а не казенную, и прочие при продаже соли непорядки чинят, о том, где надлежит, к отвращению того в самом скором времени объявлять и сообщать, ибо то следует до общества всего народа, чтобы от того сбора положенные в подушный оклад люди наибольше облегчение получить, и в том Высочайшее милосердие чувствовать могли".

Всеми этими методами к концу правления Елизаветы Петровны удалось добиться того, чтобы соляная монополия вместе с таможенными сборами начала приносить более миллиона рублей ежегодно.

В правление Екатерины Великой 16 июня 1781 года был принят "Устав о соли". Он определил основные черты соляного дела, каким оно было к началу XIX века. В соответствии с уставом губернаторы несли всю полноту ответственности за снабжение губернии солью. Непосредственно управляла соляным делом в губернии казенная палата, обладавшая для этого широкими полномочиями. Она была обязана обеспечить двухгодовой запас соли в губернии. Для достижения этой цели она имела право заключать договоры с подрядчиками на поставку соли, определяла, какой именно солью лучше снабжать губернию. Решая самостоятельно эти вопросы, казенная палата по каждому из них "соотносилась с главной соляной конторой". Устав ограничивал возможность спекулятивной перепродажи соли, купленной в казенном магазине мелочной продажи. Переход к доставке соли через заключение подрядов, как предписывал новый устав, к успеху не привел. Сказывалась узость рынка вольнонаемных рабочих вследствие господства в стране крепостнических отношений. Затруднения с доставкой соли обусловили ее недостаток на местах.

Вся дальнейшая история соляной монополии свидетельствовала о том, что, несмотря на приносимый доход, ее поддержание в незыблемом виде требовало огромных затрат времени и сил. К примеру, борьбе с самодельной корчемной солью не помогали даже суровые меры наказания, когда нарушители монополии приговаривались не только к лишению свободы, но и к лишению имущества. А воровство в Соляной конторе, то ликвидировавшейся, то воссоздававшейся для контроля над соляной торговлей, временами достигало таких размеров, что в некоторых губерниях сводило к нулю всю прибыль от монополии. Соляные доходы сокращались и потому, что в рыбодобывающих районах соль продавалась по резко сниженным ценам. А все казачьи области государство снабжало солью бесплатно.

Но и это было не самым печальным. В 1809 году выяснилось, что инфляция съедает всю прибыль от соляной торговли, и Александр I для пополнения казны перед неизбежной войной с Наполеоном был вынужден резко увеличить цены на соль. Однако он же начал и ликвидацию соляной монополии. Правда, подакцизным товаром, кормящим казну, соль оставалась еще много десятилетий — до 1881 года, но сборы эти уже не играли такой же значительной роли, как прежде.

 

Источники:

1. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Первое. 1649-1825 гг. - СПб: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1830

2. Патерик Печерский в 2-х томах. - Киев: Святая Успенская Киево-Печерская Лавра, 2009.

3. Соловьев С. М. История России с древнейших времен - М.: Унив. тип. (Катков и К°), 1874-1889

4. Иловайский С.И. Казенные монополии как способ обложения предметов потребления. - Одесса:  Тип. Штаба Одесского военного округа, 1896.

5. Мударисов Р.З.  Установление государственной монополии в соляной промышленности Башкирии в XVIII веке.  // Экономика и управление: научно-практический журнал. - Уфа, 2015.

Партнеры
http://рспп.рф
http://www.opora-credit.ru/
http://digitaloctober.ru/
http://www.realogic.ru/
https://www.brainity.moscow/
 https://netology.ru/
http://www.mbastrategy.ru/
http://franshiza.ru/article/partner/
http://marketing-magazine.ru/
https://www.prostoy.ru/