24.11.2019

Особенности московского ремесла

Особенности московского ремесла

С самого рождения Москва взяла такие темпы роста, что как о большом городе Средневековья мы можем говорить о ней уже в XII веке. И, конечно, ремесленники в нем составляли преобладающую часть населения.

Как и во всяком средневековом городе, московское ремесло было тесно связано с рынком. В духовной грамоте старца Андриана Ярлыка, монаха Симонова монастыря,  дьяк св. Ионы, митрополита московского, находим указание на ремесленные специальности гончара и киверника. Кивер – военный головной убор – упомянут в летописном известии начала XV века.   Замечательнее всего то обстоятельство, что гончар и киверник нуждались в кредите и брали у Ярлыка деньги взаймы под кабалы. Перед нами явно выступают ремесленники, тесно связанные с рынком и необходимостью закупать для своего производства дорогие материалы, что вынуждало их обращаться к чужой помощи.

По своей ремесленной специализации средневековая Москва была близка ко многим большим городам Западной Европы. Две отрасли ремесла получили особое распространение в Москве с давнего времени – изготовление предметов роскоши и оружия.

Особое развитие приобрело ювелирное, или "серебряное", дело. В духовных московских князей имеются указания на золотые и серебряные вещи, часть которых сделана московскими мастерами. Выражения вроде "…а что есмь нынеча нарядил два кожуха с аламы с жемчугом"   говорят о том, что названные кожуха были сделаны, "наряжены", в Москве, а не привезены со стороны. Недаром же потомки Калиты хорошо помнили некоего ювелира Парамшу ("…икона золотом кована Парамшина дела"), конечно, потому, что он был, по-видимому, известный в Москве мастер золотых и серебряных дел.

Образцом московского ювелирного ремесла является оклад Евангелия, наряженного боярином Федором Андреевичем Кошкой в 1392 году. Этот бесспорный памятник московских мастеров имеет на краях лицевой доски оклада надпись, что Евангелие оковано "…повеленьем раба божья Федора Андреевича"  .

Самостоятельной специальностью было производство дорогих поясов, которые так часто упоминаются в духовных грамотах московских князей. Пояса высоко ценились и различались по своему убранству. Один из таких поясов послужил поводом к крупному дворцовому скандалу, поведшему к разрыву между Василием Темным и его двоюродными братьями Василием Косым и Дмитрием Шемякой. Московский боярин обнаружил, что Василий Косой надел золотой пояс на цепях, полученный в приданое Дмитрием Донским от его тестя, Константина Суздальского. На свадьбе Дмитрия пояс подменил тысяцкий Василий и отдал краденую вещь своему сыну Микуле. После этого пояс переходил из рук в руки, пока не достался Василию Косому. Среди великокняжеских поясов находим: "…пояс золот с ремнем Макарова дела", "…пояс золот Шышкина дела", другой "…пояс золот с каменьем же, што есм сам сковал". Все это – работа московских ремесленников, хорошо известных своими замечательными изделиями.

Москва была и одним из центров изготовления дорогих шитых пелен и воздухов с изображениями иконного характера. Большинство шитых плащаниц, сохранившихся до нашего времени, сделаны на средства князей, княгинь и бояр руками их зависимых людей. Однако высокое мастерство шитых изделий исключает представление о случайных исполнителях. Дорогое шитье было одним из тех занятий, за которым присматривали в своих мастерских княгини и боярыни, но подобные мастерские не могли удовлетворить потребности рынка в церковных плащаницах и воздухах. Поэтому надо предполагать существование ремесленных мастерских, работающих на сбыт.

Москва прославилась также своими книжными переписчиками. Известный нам уже Василий Ермолин с похвалой отзывается о московских книжниках, которых было немало в столице.  Явление это не ново для XV века, стоит только вспомнить о рукописях, наваленных в московских церквах до свода и погибших в Тохтамышево разорение.

Иконное дело – один из ранних промыслов московских ремесленников. Большинство иконников принадлежали к числу монахов или духовенства приходских церквей. Писание икон считалось занятием богоугодным и поощрялось в монастырях. Поэтому даже среди московских митрополитов находим людей, прославившихся иконным мастерством (Симон, Варлаам, Макарий). Тем не менее и это ремесло не могло обходиться без помощи работников из черных сотен и слобод. В 1482 г. иконные мастера написали целую композицию "Деисус с праздники и пророки, вельми чюден" в московский Успенский собор. Из четырех мастеров двое принадлежали к духовенству (иконник Дионисий и поп Тимофей), о двух можно говорить как о ремесленниках, потому что летопись их называет просто Ярец и Конь. В 1488 году церковь Сретения расписывал фресками мастер Долмат-иконник, а в 1508 году "... мастер Феодосии Денисьев подписывал золотом" церковь Благовещения. Впоследствии в Москве находим Иконную слободу в районе Арбата и Сивцева Вражка, а в торговых рядах – особый Иконный ряд. Громадная потребность в иконах, которые считались необходимой принадлежностью любой избы, не могла удовлетворяться только княжескими и монастырскими мастерскими. Крестьяне и черные люди в основном покупали иконы на рынках. Ювелирное производство, изделия церковного быта, книжное и переплетное дело – вот те отрасли ремесла, которыми выделялась Москва из числа других городов, будучи центром тонких ремесел, связанных с обслуживанием богатых феодалов и церкви.

То же самое направление московского ремесленного производства замечается и в другой отрасли – изготовлении оружия. В "Задонщине" находим, например, замечательное описание вооружения русских и татарских воинов, сражавшихся на Куликовом поле: "…а шеломы черкасские, а щиты московские, а сулицы немецкия, а копия фряжския, а кинжалы сурские". Здесь перечислен наличный инвентарь русского вооружения XIV–XV веков. Сирийские кинжалы, итальянские копья, немецкие сулицы (дротики), черкасские шлемы поставлены наряду с московскими щитами, которыми славились московские оружейники.

Скудные сведения о московском оружейном производстве XIV–XV веков дополняются позднейшими данными. В описи оружия и доспехов Бориса Годунова 1589 года находим 4 лука "московское дело", "лук московский с тетивою", рогатину московскую, московское копье, московские панцири. Среди ратной утвари особое место занимают шлемы. Из 20 шлемов 6 названы "шоломами московскими". Кроме того, дополнительно отмечены 3 шлема "московских гладких". Как видим, в XVI веке производство шлемов имело в Москве массовый характер. Они не только успешно конкурировали с привозными, но и считались весьма ценными доспехами в царской казне. Кроме того, еще в XVII веке в Москве была Бронная слобода, расположенная за пределами Белого города, у Никитских ворот.

Производство предметов роскоши и оружия наиболее типично для Москвы, но это, конечно, не значит, что в ней отсутствовали другие ремесла более общего характера. Портные, сапожники, гончары, кузнецы и т. д. составляли основное население московских кварталов уже в XIV–XV вв.

Источники:

1. Полное собрание русских летописей. - СПб: Тип. Эдуарда Праца, 1841- 1885

2. Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в государственной коллегии иностранных дел. - М.: Тип. Н.С. Всеволожского, 1813- 1826.

3. Тихомиров М. Н. Древняя Москва. - М.: МГУ, тип. Высш. парт. школы при ЦК ВКП(б), 1947.

Партнеры
http://рспп.рф
http://www.opora-credit.ru/
http://digitaloctober.ru/
http://www.realogic.ru/
https://www.brainity.moscow/
 https://netology.ru/
http://www.mbastrategy.ru/
http://franshiza.ru/article/partner/
http://marketing-magazine.ru/
https://www.prostoy.ru/