16.09.2019

Из записных книг Астраханской крепостной конторы

Из записных книг Астраханской крепостной конторы

Крепостным актом в законодательстве Российской империи называлась сделка, внесённая в книги "у крепостных дел". Согласно Соборному уложению 1649 года под названием "крепостей" имелись в виду не только купчие, закладные, дарственные записи и другие акты, совершаемые крепостным порядком, но и вообще все письменные обязательства и договоры - кабалы всякого рода, заёмные, наёмные, духовные памяти, сговорные, свадебные памяти. При регистрации актов взимались пошлины, поступавшие в казну.

Записные книги крепостных актов представляют собой журналы, в которых имеются следующие графы: порядковый номер, дата составления, текст акта и размер пошлины. Название месяца обычно указывается в верхней части листа. По окончании месяца следует итог собранных пошлин. Каждая записная книга имеет заголовок. Например, "Книга приходная е. и. в. денежной казны збору крепостным пошлинным деньгам сего генваря с 1 числа 1724 году до предбудущего 1725 году и записная всяким крепостям..." или " Книга записная жилых в годы на торговых сидельцов и при всяких промыслах и в плавных путях на прикащиков и работников и домовных и в мастерствах на учеников 1740 году генваря с 1 числа".

В записных книгах Астраханской крепостной конторы зафиксированы следующие акты: заемные и закладные, купчие, жилые, договорные, подрядные, поручные, наемные и др.

Заемные и закладные записи, часто называемые письмами, можно подразделить на три вида: в одних говорится, на каких условиях предоставляется кредит, в других указывается, для какой цели берутся деньги заимщиком, в третьих только называется сумма и указан срок выплаты.

Самыми характерными для первого вида записей являются заемные, в которых кредитор, предоставляя заимщику определенную сумму денег, обычно используемых в сфере рыночного обращения, оговаривал свое право на получение большей части прибыли. Так, 16 января 1735 года астраханский армянин Раслан Миранов взял у индийца Небагу Чажуева 3 тысячи рублей, на которые он должен был закупить различные товары и поехать в Гилян.

«И исторговався, приехать в Астрахань, и в том торгу с ним, индейцем, счесться и что по щету в том торгу явитца за вышеписанными деньгами прибыли, и нам тое прибыль разделить на 3 пая", при этом две доли получал кредитор, одну— Миранов.

В подобного рода записях обычно отмечалось, что при убыточной торговле, равно как и при кораблекрушении, ограблении и другом несчастном случае, заимщик не несет ответственности перед кредитором. "А ежели учинитца правдивой наклад и от воли божеской гибель на сухом или водяном пути,— говорится в данной заемной,— и ему, индейцу, такого явного правдивого накладу и гиблого от воли божеской товару на мне, армянине, не взыскивать"

Значительно реже встречаются записи, в которых заем предоставлялся на покупку за рубежом или на внутреннем рынке страны товаров для кредитора. В данном случае заимщик получал возможность пустить в оборот взятую сумму денег, но обязан был доставить кредитору определенное количество "всяких указных настоящих товаров".

В заемных письмах второго вида деньги брались чаще всего "на торговый промысел". Так, 24 мая 1726 года астраханские жители армяне Арслан Алексеев и Александр Андреев заняли у торговых индийцев "вопче на торговый свой промысел 12 500 рублей" и обязались уплатить свой долг в 1727 или 1728 году по возвращении из Амстердама.

Обычно гарантами платежеспособности заимщиков выступали поручители. В случае неуплаты долга заимодавец имел право взыскать его с поручителей. Но, помимо поручительства, была широко распространена и другая форма обеспечения, а именно — заклад заимщиком своего недвижимого или движимого имущества. Если кредит предоставлялся под определенное имущество, то запись называлась заемной и закладной.

Имущество в случае неуплаты долга переходило в собственность заимодавца.

Заимщики из астраханских армян под обеспечение долга закладывали из недвижимого имущества дворы, сады, лавки, из движимого — различные товары, иногда предметы личного обихода (драгоценные камни, золотые и серебряные изделия и т. п.).

В 1724 году житель астраханской армянской колонии Арон Антонов занял у грузинского армянина Бежана Гордеева 40 рублей и "в платеже тех денег вместо поруки заложил двор свой в Астрахани в Казанской слободе со всем строением и с домовою со всею рухлядью и с красильными со всем заводы". Другой житель колонии, Яков Семенов, занявший в 1726 году у индийца 57 рублей, заложил вместо поруки "огород свой на Кулаковском бугре со всем огороденным и хоромным строением и з деревьи и с виноградными кусты и з другими овощи и во всеми огороденными заводы".

Размеры сумм, предоставляемых в кредит астраханским жителям, колебались от нескольких рублей до 10 и более тысяч рублей, что свидетельствовало о резкой имущественной дифференциации заимщиков.

К сожалению, в заемных записях не указан процент годовых, взимаемых при предоставлении кредита. Можно полагать, что этот процент включался в сумму займа, указанную в записи. По свидетельству астраханского губернатора В. Н. Татищева, условия кредита были очень тяжелыми, а процент роста достигал иногда 30—40.

Заемные записи свидетельствует о том, что в роли кредиторов и ростовщиков армянские купцы выступали редко. В громадном большинстве записей зафиксирован заем денег астраханскими армянами у индийского, русского и зарубежного армянского купечества. Главными кредиторами жителей Астрахани, были индийские купцы, ростовщические операции которых, как это видно из материалов крепостной конторы, из года в год росли и достигали огромных размеров. Ростовщичество индийских купцов получило широкий размах. Индийский капитал в Астрахани все более и более становился паразитическим.

Заемные акты дают возможность установить состав лиц, прибегавших по разным причинам

к кредиту. Они показывают, что армянское купечество, ведя обширную транзитную и русско-иранскую торговлю, все более и более втягиваясь во внутренний товарооборот России, использовало не только собственный капитал, но и прибегало к кредиту индийских ростовщиков, несмотря на тяжелые условия кредита. Армянский капитал активно расширял

сферу своей деятельности и занял прочные позиции не только в торговле, но и промышленности Астрахани - об этом уверено говорят записи актов в Астраханской крепостной конторе.

 

Источники:

1. Юхт А.И. Записные книги Астраханской крепостной конторы как источник по истории армянской колонии в Астрахани в XVIII в. // Историко-филологический журнал АН Армянской ССР. - 1960. - № 2.

2. Юхт А.И. В.Н. Татищев и экономическое развитие России // История СССР. – 1986.

 

Партнеры
http://рспп.рф
http://www.opora-credit.ru/
http://digitaloctober.ru/
http://www.realogic.ru/
https://www.brainity.moscow/
 https://netology.ru/
http://www.mbastrategy.ru/
http://franshiza.ru/article/partner/
http://marketing-magazine.ru/
https://www.prostoy.ru/