31.05.2014
Катерина Трубицына, Портал предпринимателей Smallbusiness.ru

Михаил Кузовлев, Президент МТПП, Президент-Председатель Правления ОАО «Банк Москвы»

Михаил Кузовлев, Президент МТПП, Президент-Председатель Правления ОАО «Банк Москвы»

«Для предпринимателей очень важно научиться правильно задавать вопросы власти»

В период с 17 по 20 марта в центральном выставочном зале «Манеж» впервые в России состоялся Всемирный конгресс предпринимателей. Более 7000 участников из 153 стран, 87 деловых мероприятий с участием 290 спикеров, среди которых 83 представителя иностранных государств из 27 стран мира. В эксклюзивном интервью Порталу предпринимателей Михаил Кузовлев поделился впечатлениями от Конгресса, выразил свое мнение по поводу курса рубля, а также рассказал о планах работы МТПП на текущий год.

О персоне: Михаил Кузовлев, Президент МТПП, Президент-Председатель Правления ОАО «Банк Москвы». Правления ОАО «Банк Москвы».

Как Вы оцениваете атмосферу Форума?

Как деловую и очень дружескую. Предприниматели — вообще люди всегда друг к другу дружелюбные. Они ведь делают одно большое и очень рисковое дело — что-то предпринимают. Я принимаю участие в Конгрессе предпринимателей впервые, но впечатления положительные.

Немало уже было сказано и продолжает говориться о необходимости расширения диалога между бизнесом и властью. Как Вы оцениваете эффективность этого диалога сегодня?

Я бы не стал говорить об эффективности диалога. У сторон этого диалога одинаковая задача, но разные инструменты, разный язык. Ведь власть заинтересована в том, чтобы граждане процветали, а граждане хотят процветать. Только власть ограничена большим количеством бюрократических требований, которые для предпринимателя выливаются в бюрократические барьеры. Это происходит из-за разных культурологических особенностей принятия решений — как с одной стороны, так и с другой. Одним нужно сделать так, чтобы все было правильно (а правильно никогда не сделаешь), а другим — быстро. Поэтому, с моей точки зрения, важно, чтобы этот диалог шел постоянно, и уже в зависимости от того или иного периода времени, он может быть более или менее эффективен.

Сейчас в Москве довольно большой объем программ, в рамках реализации которых работают предприниматели. Нужно многое изменить, модернизировать ту городскую инфраструктуру, ту среду, в которой мы живем. У нас на это, с одной стороны, вроде бы много времени, а с другой — мало, потому что мы видим, какие у нас пробки на дорогах, какие текущие проблемы с теми же бытовыми отходами и проч. Если поискать, можно найти и многие другие вещи, из-за которых власть сегодня, безусловно, очень активна в данном диалоге. Все направлено на достижение результатов. А оценивая эффективность, хотим мы этого или не хотим, мы разговариваем на разных языках. Вопрос перевода всегда зависит от конкретных людей.

Сегодня в московском правительстве собрались не только люди, обладающие богатым опытом работы в государственных (как муниципальных, так и федеральных) органах власти, а самое главное — очень много людей, которым не чуждо предпринимательство.

Ключевой темой Всемирного Конгресса предпринимателей является обмен опытом. Какой западный опыт либерализации отношений между бизнесом и властью, Вы считаете, применим в России?

Сегодня все говорили об одном и том же: о прозрачности. Именно прозрачность является основой конкуренции. Наши иностранные коллеги рассказывают, как у них устроены государственные торги, как распределяются заказы, как функционирует контрактная система. Мы же часто оказываемся на шаг впереди в этом вопросе: электронная система торгов — вещь достаточно передовая. Уровень электронных услуг в российских банках просто не сравним с европейским, хотя у нас принято ругать нашу банковскую систему. Смысл заключается в том, чтобы брать хорошее и пытаться это применить у себя. Что-то применить нельзя. Например, в Европе рассчитываются чековыми книжками, а в России эта культура давно умерла и кажется нам анахронизмом.

А что можно применить?

Отвечу как человек, работающий в финансовом секторе: применить можно подходы к оценке малых предприятий. Все принципы работы с малым бизнесом, которые существуют в российских банках, — это технологии либо Мирового банка, либо Европейского банка реконструкции и развития* (Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) — инвестиционный механизм, созданный в 1991 году 61 страной и двумя международными организациями для поддержки рыночной экономики и демократии в 34 странах — от Центральной Европы до Центральной Азии. — авт.), которые еще в начале 90-х были привнесены в рамках программ, осуществляемых российским правительством совместно с этими финансовыми институтами. Я хорошо это помню, потому что в то время был акционером частного банка и мы работали сначала в одной программе с Мировым банком, потом в другой программе с ЕБРР. Сейчас уже, встречаясь с коллегами из ЕБРР и вспоминая те времена из прошлой жизни, мы понимаем, что тот опыт в оценке бизнеса малых предприятий действительно имеет большое значение.

Очень часто в бизнес-школах нам приводят кейс небольших испанских банков, которые находятся в сельских районах, и очень хорошо зарабатывают, кредитуя фермеров. С точки зрения нашей реальности, это совершенно невыгодный бизнес, и, вероятно, приводящий банки к большим убыткам. Но важно изучать и понимать, как они анализируют с одной стороны баланс малого предприятия, с другой стороны - производственные показатели, эффективность труда, текучесть персонала, и прочие вещи, с помощью которых можно делать нормализацию. Все-таки в балансе малого предприятия трудно что-то увидеть - он слишком маленький. Наши банки привыкли к более крупному бизнесу. Работая с малыми предприятиями, необходимо разбираться в деталях и учитывать показатели, позволяющие анализировать не только их финансовый баланс. И в этом есть, чему поучиться у наших коллег.

Расскажите о результатах работы Московской торгово-промышленной палаты (МТПП)  в прошедшем году и планах работы на год текущий.

Для нас это пока начало. Прошло не многим больше года*. ( Михаил Кузовлев был избран на пост Президента МТПП 26 октября 2012 года — авт. ) Мы навели порядок в финансах, отбились от нескольких рейдерских атак на не столь большое имущество МТПП, прописали стратегию и собрали основные институты. Институты всегда были, но мы ввели принцип сопредседательства в комитетах, чтобы городские руководители могли быть всегда в диалоге с предпринимателями. С одной стороны, работу возглавляет предприниматель, с другой — руководитель Департамента Правительства Москвы. Это дает бизнесу возможность задавать вопросы напрямую.

Научиться правильно задавать вопросы власти — очень важно для предпринимателей: можно, конечно, лоббировать свою личную проблему, но от этого следующие твои проблемы решаться быстрее не будут. А лучше постараться встать на место чиновников (плохое слово, потому что там такие же люди, как мы) и попытаться понять, что им мешает. Если ты встанешь на их место и увидишь тот огромный ворох проблем, который перед ними стоит, то, в принципе, им тоже не сильно позавидуешь и начнешь понимать, почему они твою заявку смотрят двадцатой, а чью-то чужую первой.

Сейчас московское правительство с участием МТПП утвердило инвестиционную стратегию и инвестиционный стандарт столицы. Московская торгово-промышленная палата принимала в этом участие на уровне эксперта.

Главной задачей Московской торгово-промышленной палаты сегодня я вижу необходимость сформировать костяк предпринимателей, которые смогут выступить «медиаторами» между бизнесом и властью. Мы их видим руководителями гильдий и комитетов МТПП. Палате нужны сильные лидеры, способные шаг за шагом вести работу по выявлению и решению основных проблем бизнеса. Чтобы эти люди пришли, их необходимо заинтересовать, скорее всего, возможностью прямого диалога с городом.

Заключительный вопрос в контексте последних политических и экономических событий: чем, на Ваш взгляд, грозят изменения в курсе валют российской экономике в целом и московскому бизнесу в частности?

Во-первых, я бы хотел предостеречь всех от апокалиптических настроений. Они сегодня носят явно не экономические корни. Движение курса было спровоцировано крупными участниками фондового рынка, которые действуют строго по инструкции: если из-за какой-либо напряженности страновый риск выше и не соответствует текущему, они режут позиции. Многие пытаются на этом заработать, возникает некий ком. Центральный банк остановил весь этот процесс, плотно встав на защиту курса. Безусловно, в ситуации подобной напряженности, курс может быть более волатильным. Но макроэкономических причин для глобального ослабления рубля я не вижу.

Разумеется, от ослабления курса выиграют экспортеры, очень часто это — вертикально интегрированные крупные компании, которые являются заказчиками для малого бизнеса. Их приобретенные от ослабления рубля выгоды смогут компенсировать проблемы импортеров. В том числе, допустим, проблемы малых и средних предприятий, которым необходимо обновить свои ресурсы, основные фонды. Конечно, те, кто будет импортировать, от ослабления рубля потеряют. Но, опять же, при условии правильно сформулированной производственной программы, потери - временные.

Те есть для паники причин нет?

Для паники, особенно среди предпринимателей, причин нет никогда. Это люди не из робкого десятка, паникеров среди них быть не должно.

Партнеры
http://рспп.рф
http://www.opora-credit.ru/
http://digitaloctober.ru/
http://www.realogic.ru/
https://www.brainity.moscow/
 https://netology.ru/
http://www.mbastrategy.ru/
http://franshiza.ru/article/partner/
http://marketing-magazine.ru/
https://www.prostoy.ru/