27.12.2017
Дмитрий Шкаев

Пятнадцать лет без отпуска, или как надо любить землю

Пятнадцать лет без отпуска, или как надо любить землю

Как в непростых условиях довести капитализацию фермерского хозяйства до полумиллиона евро? Как добиться признания российской продукции на международном уровне? И как работать на земле, чтобы уважали? Об этом и многом другом – в нашем репортаже с полей фермерского хозяйства Александра Сосункевича.

Карельская легенда гласит, что когда-то на заре времен две сестры-реки Шуя и Суна протекали бок о бок, никогда не расставаясь. Однажды Суна прилегла отдохнуть, уступив дорогу сестре, а когда проснулась, та была уже далеко. Не разбирая дорого, бросилась Суна догонять беглянку, так и возникли на реке водопады и пороги. А Шуя, напротив, осталась спокойной, полноводной рекой, с которой многие поколения русских и карел кормились рыбой и промышляли торговлей.

Современная Шуя (не в Ивановской области, а та, что много севернее) – вроде бы небольшой, в три тысячи душ, поселок по берегу одноименной реки, известный, однако с пятнадцатого века. Говорят, кто-то из местных, разбирая печную кладку, обнаружил древний железный меч.

Места эти старые, Шую строили еще новгородцы в период освоения обонежских земель. Железноделательные заводы петровской эпохи, знаменитые волостные ярмарки, совхоз-миллионер советских времен, - все это Шуя видела, но ничего не сохранила.

Взял свою долю не деньгами, а землей

Другое дело, жители поселка. Мы встречаемся с фермером Александром Сосункевичем. Поначалу суровый, недоверчивый взгляд быстро сменяет открытая улыбка, Александр протягивает руку, жмет крепко, увесисто – работа в поле придает железа. А трудиться этот человек умеет.

Сразу после обязательного чаепития запрыгиваем в джип и мчимся осматривать хозяйство. У Александра самое большое производство картофеля в округе, и едва ли не во всей Карелии.

В девяностые, когда совхоз имени Зайцева был приватизирован, Александр при поддержке жены и брата решился на отчаянный по тем временам шаг – взял свою долю не деньгами, а землей. По воспоминаниям Сосункевичей, из тех, кто тогда на это пошел, никто так и не сумел вырастить достойный агробизнес. Никто, кроме Александра.

Живем как финны, оград не ставим

Начинали с малого. Работали и зарабатывали где могли и как могли. Одномоментно занимались освоением полученных земель. Даже техника, что была на собственных полях, эксплуатировалась и на аутсорсинге. Однако следили за ней хорошо. По словам Александра, часть тракторов из прошлого все еще в строю, рядом с новенькими зарубежными машинами.

Вообще, у семьи Сосункевичей все идет в дело. Таков, видимо, рачительный характер северного крестьянина. Усмехаясь, Александр указывает на отсутствие забора перед домом. Соседи, мол, уже третий меняют, а мы и одного не видали, - все средства – на хозяйство. Освоены поля, построен ангар, закуплена техника. Зато живем как финны, оград не ставим.

К северным соседям, надо сказать, отношение у Сосункевичей благодарное. В свое время именно за счет финской стороны получилось освоить новые технологии, понять принципы эффективной работы, обучиться необходимому. По словам Александра, нам стоит брать пример с финских фермеров, но его всегда тянуло к родной земле. Почти пятнадцать лет работали Сосункевичи без отпусков, чтобы поднять собственное хозяйство. А нынче его капитализацию гордо оценивают в полмиллиона евро, что, впрочем, не предел – Александр идет на миллион.

Европа живет на карельской картошке

Сегодня картошка – самое обыкновенное кушанье. А ведь петровская промышленная революция обернулась для Русского Севера не только эпохой болотного железа, но и воцарением картофеля на крестьянском столе. Корни Александра – в Беларуси, а судьба – в Карелии, оттого, видимо, вдвойне интереснее ему выращивать картофель, отвечая в буквальном смысле за каждый клубень – качество превыше всего.

Бизнес у Сосункевичей, по-настоящему, семейный. Обе дочери участвуют в делах, старшая живет в городе и занимается сайтом, младшая помогает родителям. В этой семье действует мануфактурное разделение труда: муж отвечает за хозяйство, жена – за продажи. Но что примечательно, одинаково охотно продается картофель и частному покупателю (а едут аж с севера республики), так и оптовику. Цена честная, людей устраивает. 

Здесь умеют работать и с зарубежными клиентами. Выясняю, что по заказу голландцев фермер выращивает посевной картофель из предоставленных семян. Выходит, Европа живет на карельской картошке? – смеясь, спрашиваю я. Александр кивает. Почва на севере холоднее, а потому гораздо удачнее для таких посадок – меньше гнили и паразитов. Оказывается, и так бывает.

Пока едем на поля, Александр рассказывает об отношении к земле, о своей малой родине. «Землю надо любить», - говорит он, - «В этом ключ к успеху и для страны, и для фермера». Но сама земля не дается легко. Множество гектаров подлежат мелиорации, чем небольшая, но опытная команда Сосункевичей и занимается много лет, из заболоченных низин формируя прекрасные сельскохозяйственные угодья.

В процессе таких работ на поверхность в буквальном смысле поднимается сама история. Александр протягивает мне осколок древнего орудия труда. По оценкам специалистов, это период каменного века. Все находки отправляются в музеи и школы. Какое-то особенное ощущение – получить такой дар из рук современного труженика.

 

Партнеры
http://рспп.рф
http://www.opora-credit.ru/
http://digitaloctober.ru/
http://www.realogic.ru/
https://www.brainity.moscow/
 https://netology.ru/
http://www.mbastrategy.ru/
http://franshiza.ru/article/partner/
http://marketing-magazine.ru/
https://www.prostoy.ru/